Category: энергетика

Category was added automatically. Read all entries about "энергетика".

Autodesk

Николай Герасимов, AECOM, докладчик AU Russia 2013

Николай Герасимов: «На Западе уже давно беспокоятся об энергоэффективности зданий. Теперь пришла и наша очередь».


Николай Герасимов, ведущий инженер ОВиК «AECOM Россия»

AECOM – крупнейшая в мире компания по инженерному проектированию, строительству и управлению строительными объектами, разработчик ряда государственных программ в области пользования природными ресурсами и инфраструктуры. В общей сложности в офисах Москвы и Санкт-Петербурга AECOM работает около 300 человек. В портфолио российского представительства компании ряд крупных общественных и промышленных объектов, в частности отель «Ритц-Карлтон» на ул. Тверская (Москва), инновационный центр «Сколково», терминал «E» аэропорта Шереметьево, завод Volvо и другие объекты. На данный момент в работе у проектировщиков компании несколько предприятий промышленного кластера Санкт-Петербурга – заводы Geropharm и Unilever.

Вы представляете большую международную компанию. Чем отличаются ваши подходы к проектированию от подходов, принятых иcключительно у российских участников рынка?

Конечно, работая в России, мы руководствуемся в первую очередь отечественными нормами и стандартами. Но при этом активно перенимаем опыт наших коллег из Англии и США. Все проекты «глобального» AECOM делаются на базе трехмерного моделирования с применением BIM-технологий, технологий моделирования энергопотребления зданий (BEM). Но, пожалуй, главная наша отличительная особенность – это комплексный подход к проектированию, зафиксированный на уровне внутренних стандартов. Это значит, что уже на начальных этапах проекта мы подключаем к работе специалистов всех основных категорий. В то время как большинство компаний часто начинают с архитектуры, а потом уже почти готовое здание «сваливается» на инженеров, что приводит к крупным переделкам, потере времени и качества.

Чувствуете ли вы запрос рынка на использование новых технологий? Или же вы работаете на будущее, знакомите российский рынок с мировыми стандартами?

Не стоит думать, что заказчик не знает о преимуществах современных технологий. У многих наших клиентов уже прописаны корпоративные требования по энергоэффективности, экологичности, по уровню проработки проекта. Например, компания Unilever, для которой мы проектируем расширение производства, требует готовить всю документацию – и по архитектурной, и по инженерной части – в 3D-приложениях. Но и наши российские заказчики хорошо знают тот же Autodesk Revit, знают, что с его помощью процесс проектирования становится более прозрачным, а сам проект более наглядным. Уже на начальной стадии можно посчитать укрупненные объемы и получить более точную стоимость работ, а это очень важно для руководителей предприятий.

Ваше выступление на AU Russia 2013 называется «Применение Autodesk Revit и Autodesk и Green Building Studio для моделирования энергопотребления зданий». Что такое Green Building? Как сделать здание «зеленым»? И есть ли в вашем российском портфолио проекты, выполненные с применением этой технологии?

«Зеленые» проекты постепенно появляются и у нас в России. Например, недавно мы проектировали по такому принципу гостиницу в г. Уфа. Термин «зеленый» в данном случае означает, что при проектировании необходимо придавать вопросам энергосбережения такое же значение, как архитектуре и конструктивной части. В основе технологии лежит расчетная программа, в нашем случае – Autodesk Green Building Studiо. Это размещенный в Интернете сервис, в который может быть передана подготовленная так называемая «энергетическая» модель здания для расчета прогноза по потреблению энергии. При этом мы получаем детализацию по различным системам, видим, сколько тепла уходит через окна, сколько на вентиляцию и так далее. На основании такого отчета опытный инженер может внести корректировки в проект и выйти на нужный уровень потребления энергии. Одним словом, во время выступления я расскажу о современных инструментах проектирования для инженеров, которые значительно повышают уровень проработки и, следовательно, качество проекта за счет автоматизации расчетов и связи с общей моделью здания.

Но справедливости ради стоит отметить, что в России, в отличие от Запада, нет законодательно закрепленных норм по потреблению энергии, в частности, для гражданских объектов.

Конечно, в тех же США задача снижения энергопотребления зданий была изначально поддержана на государственном уровне. В 60-х годах появились первые расчетные программы. Очень сильно стимулировал развитие энергосберегающих технологий и программ по их внедрению энергетический кризис 70-х годов. В каждом штате приняты стандарты по энергопотреблению, которым должны соответствовать не только общественные здания, но и частные дома. Европа разработала и унифицировала свои стандарты в конце 80-х – начале 90-х годов прошлого века. Теперь наша очередь. К сожалению, пока у нас нет комплексно проработанных стандартов федерального масштаба. Но, к примеру, в Санкт-Петербурге утвержден местный руководящий документ «Рекомендации по обеспечению энергетической эффективности жилых и общественных зданий», в котором отражены нормы и порядок расчета всех потребляемых типов энергии, которые используются при эксплуатации здания. И уже сейчас при прохождении проекта государственной экспертизы в городе требуется соблюдение этих норм. Поэтому проектировщикам, безусловно, стоит присмотреться к инструментам, позволяющим проводить комплексные расчеты потребления энергии зданием. За подробностями приходите на Autodesk University Russia 3 октября в гостиницу «Holiday Inn Cокольники»!

Спасибо, и до встречи на AU Russia 2013!

Autodesk

Интервью Олега Морозова (ВНИИГ им. Б.Е. Веденеева), докладчика AU Russia 2013

http://www.mashportal.ru/interview-31920.aspx

morozovos_1
Олег Морозов, к.т.н., руководитель отдела "Автоматизация проектирования и многомерное моделирование" (АПиММ) ВНИИГ им. Б.Е. Веденеева.

Входящий в состав "Русгидро" Всероссийский научно-исследовательский институт гидротехники им. Б.Е. Веденеева (ВНИИГ им. Б.Е. Веденеева) основан почти сто лет назад и занимается научно-исследовательскими работами для обеспечения процесса проектирования гидроэлектростанций. Сегодня институт является генеральным проектировщиком по модернизации северно-осетинского филиала "Русгидро", включающего в себя Гизельдонскую ГЭС, Дзаоджикоускую ГЭС, Эзминскую ГЭС и Беканскую ГЭС.

- Олег, расскажите, пожалуйста, как менялся подход к проектированию в вашей отрасли в последние десятилетия.

- Главной технологической тенденцией в нашей области, как и во многих других, был переход от плоского черчения к работе с трехмерной моделью. Причем первые попытки создать такую модель предпринимались уже 20 лет назад, в 12-й версии AutoCAD в 1994 году. Преодолевая скепсис многих коллег, нам сразу удалось показать ее практическую пользу: в модели можно было получать объемы, считать площади, а еще делать заготовки для чертежей. На тот момент большинство проектировщиков работали на кульманах: брали существующий чертеж, на его основе вычерчивали контуры, а потом доводили по своим требованиям. В модели можно было сделать любую заготовку чертежа, распечатать ее на плоттере и внести дополнения уже традиционным способом. В середине 90-х наша отрасль испытала колоссальный отток кадров, не хватало людей, чтобы выполнять рутинные операции. И это тоже, как ни странно, стимулировало работу с моделью, автоматизацию процесса проектирования.

- Какие процессы удалось автоматизировать в тот период? И какой из объектов "Русгидро" стал "полигоном" для внедрения новых технологий?

- В этот период мы работали над моделью Бурейской ГЭС. Ее строительство начали в 70-х годах, но потом оно было заморожено и возобновилось лишь в конце 90-х. С помощью модели мы пересчитали и уточнили объемы по бетону. После проверки на основе модели расхождение с предыдущими расчетами составило порядка 10%. Учитывая масштаб производства, эти 10% вылились бы в колоссальную сумму. Также после построения трехмерной модели было обнаружено, что турбинный водовод – окутанная слоем бетона металлическая труба диаметром 6 метров – не ложился на низовую грань плотины. Погрешность в данном случае составляла 105 см на высоте около 140 метров. Строительство ГЭС в тот момент уже началось, поэтому полученные данные были несколько раз перепроверены и подтверждены. В результате поиска причин, по которым произошла ошибка, стало очевидно: при выполнении геометрических расчетов вручную конструкторы пользовались таблицами Брадиса, дающими точность до шестого знака после запятой. Компьютерное моделирование предполагает точность вычисления до 18-го знака после запятой. При масштабах ГЭС допущенная ранее неточность могла бы стать достаточно дорогостоящей.

- Уже в 90-х вам удавалось решать в модели задачи, связанные с инженерным проектированием и подсчетом объемов. Как в дальнейшие годы расширялся перечень вопросов, решаемых в 3D?

- Следующим серьезным шагом в развитии 3D-моделирования в нашей области стал "поворот" модели в сторону клиента. В 2005 году стало очевидным, что сама по себе трехмерная модель нужна только узкому кругу специалистов, которые принимают участие в проектировании, строительстве и будущей эксплуатации ГЭС. А это лишь 30-40% всех участников процесса. Остальная часть – это менеджеры, в том числе и со стороны заказчика. Они воспринимали модель исключительно как наш внутренний инструмент и не были готовы платить за ее разработку. К тому же у них не было достаточно квалификации, чтобы пользоваться моделью в ее текущем виде, при этом им была нужна информация – удобная, наглядная и доступная.

Так мы приняли решение создавать на базе нашей проектной "тяжелой" 3D-модели интерактивную модель, ориентироваться внутри которой будет не сложнее, чем в компьютерной игре. Мы создали многопользовательское виртуальное пространство, в котором можно передвигаться, взаимодействовать с его участниками и различными частями модели, например, выбирать определенное оборудование и получать по нему из базы данных всю необходимую информацию: параметры, функционал, стоимость, марку изготовителя, дату поставки, дату монтажа и так далее. Впоследствии эта модель переросла в объектно-информационную систему, которая включает в себя модель для проектировщиков на базе Autodesk Inventor, AutoCAD и Autodesk Navisworks и менеджеров. Высокоточная модель помещается в интерактивную среду и адаптируется для просмотра на персональных компьютерах, мобильных телефонах, планшетах.

- Используется ли модель при эксплуатации объекта?

- Безусловно. На ее основе решаются задачи по управлению объектом, по оптимизации его работы, проходит обучение персонала. В 2010-2011 годах мы создали компьютерно-тренажерный комплекс для Бурейской ГЭС. На его основе работники станции отрабатывают свои действия при возникновении различных чрезвычайных ситуаций – при взрывах, возгорании, задымлении, затоплении и так далее. В реальном режиме времени каждый сотрудник отрабатывает свои действия согласно инструкции. Поведение каждого участника в той или иной ситуации фиксируется, и на основе этого происходит "разбор полетов".

- В прошлом году в своем выступлении на Autodesk University Russia вы касались этой темы. О чем будет ваша презентация в этот раз?

- Конечно же, я вновь будут рассказывать о нашей объектно-информационной системе, основанной на 3D-модели. Но в этот раз я хочу остановиться на проблемах, возникающих при совместной работе участников жизненного цикла ГЭС – от проектирования до эксплуатации, – и путях их решения. Мы поговорим о практике ВНИИГ им. Веденеева, созданном нами едином информационном пространстве – аналоге "облака" и размещении в нем модели для дальнейшего использования проектировщиками, менеджерами, экспертами по эксплуатации ГЭС и другими специалистами. Я расскажу подробно, какие преимущества дает использование подобных технологий, на базе каких программных продуктов разработана наша технология. Традиционно с удовольствием отвечу на вопросы всех гостей AU Russia, которые заинтересуются моей темой.

- Спасибо, и до встречи на Autodesk University Russia 2013!

Autodesk

Давайте подписываться или "как прижиться в облаках"

Cloud

Сегодняшний день самый “облачный” в истории Autodesk. Сегодня запускаются “облачные приложения”. Какие? Скажем чуть позже.

“Уже более 10 лет Autodesk применяет “облачные” технологии, чтобы расширить функциональность своих продуктов для проектирования, – говорит Амар Ханспал, старший вице-президент Autodesk по платформенным решениям и развивающимся рынкам. – Выпуск Autodesk Cloud подтверждает, что мы намерены и дальше помогать клиентам в решении проектных задач, какими бы сложными они ни были”.

Collapse )